Ȧэростат
цикл передач для Радио России

#221 Поэзия

послушать

запись на сайте Радио России

Ну, здравствуйте!

Мы так много за последний месяц говорили о музыке, что уже хочется поговорить о чем-нибудь другом; например - о словах. А если о словах - то о самых лучших, самых правильных, составленных в единственно правильном порядке.

Что ж: поговорим сегодня о поэзии.

Aphex Twin - Avril 14th

Собственно, что толку просто говорить о поэзии? Давайте сначала ее почитаем:

На страшной высоте блуждающий огонь,

Но разве так звезда мерцает?

Прозрачная звезда, блуждающий огонь,

Твой брат, Петрополь, умирает.

На страшной высоте земные сны горят,

Зеленая звезда мерцает.

О, если ты, звезда - воде и небу брат,

Твой брат, Петрополь, умирает.

Чудовишный корабль на страшной высоте

Несется, крылья расправляет -

Зеленая звезда, в прекрасной нищете,

Твой брат, Петрополь, умирает.

Прозрачная весна над черною Невой

Сломалась. Воск бессмертья тает.

О, если ты звезда - Петрополь, город твой,

Твой брат, Петрополь, умирает.

Procol Harum - Grand Hotel

Но что же такое - эта самая “поэзия”? Вот определение Википедии: “Поэзия - это особый способ организации речи ; привнесение в речь дополнительного измерения, не определенного потребностями обыденного языка”.

Обычная же точка зрения на поэзию хорошо выражена подслушанными словами одного шофера: “Забыли в автобусе папку; я думал - что-то путное, посмотрел, а там - стихи”.

Впрочем, не будем так суровы. У поэзии есть масса полезных бытовых применений. Заучивание стихов развивает память, их чтение развивает дикцию, а выученные стихи можно зачитывать за бокалом вина, поражая прекрасных дам и старых знакомых.

Moody Blues - Lazy Day

В древние времена было немного по другому.

Однажды один Эгилл Скаллагримсон был изгнан из Норвегии. Конечно, он был опечален расставанием с родиной; перед тем, как сесть в лодку, уносящую его от родимых берегов, он написал на лошадином черепе определенный стих и водрузил череп на шест.

Стих подействовал.

Не прошло и трех лун, как изгнавшему Эгилла королю с симпатичным именем Эрик Кровавый Топор и его семье пришлось бежать из Норвегии. Вскоре они и вовсе умерли.

Но не только для проклятия использовались стихи; в другой раз тот же Эгилл исцелил стихами больную деву.

Таких примеров не счесть. В наше время редко услышишь, чтобы стихи так действовали.

Robert Plant - Darkness Darkness

“Когда душа поэта опьяняется красотой и гармонией жизни, она начинает танцевать; и поэзия - выражение этого танца.

Конечно, я не говорим о поэтах, которые пишут ради славы, имени или популярности; это не поэзия, это бизнес. Для подлинного поэта поэзия - это высшая точка земного бытия; в стихах он приходит к самому себе, углубляется все дальше и в итоге общается с самой жизнью”.

Brian Eno - Sparrowfall

Так давайте же разберемся - что такое “настоящая поэзия”? Я уже упоминал когда-то большого специалиста по этой части, английского поэта Роберта Грэйвса, который бросил перспективную карьеру в столице и уехал в деревню на далекий остров, где до конца жизни занимался изучением тайн поэзии.

И вот что он пишет: “Причина, по которой волосы встают дыбом, на глазах выступают слезы, горло сжимается, кожа шевелится и холодок бежит по спине, когда человек читает или пишет истинную поэзию, это то, что истинная поэзия всегда является призыванием Белой Богини или Музы, Матери Всего Живого.

Я не могу вспомнить ни одного истинного поэта, начиная с Гомера, который не описал бы - независимо от всех остальных - свои впечатления от Нее. Можно сказать, что тест подлинного поэтического дара - это точность описания Белой Дамы”.

А Китс говорил еще проще: “Все, что напоминает мне о Ней, пронзает меня, как копье”.

Robert Palmer - Spellbound

Берег нетвердой рукой

Бросал под дождем

Трап туманов

И ты появлялась нагая

Словно трепетный мрамор

Окрашенный ясным утром

Сокровище под охраной огромных зверей

У которых под крыльями пряталось солнце

Для тебя

Мы зверей этих знали но не видели никогда

А за стенами наших ночей

За горизонтами поцелуев

Заразительный хохот гиен

Глодал одряхлевшие кости

Тех, кто жил для себя одного

А нам были в радость солнце море и дождь

Было у нас у обоих море и солнце одно

Наше.

Red Hot Chili Peppers - Porcelain

Принято считать, что поэзия вобще бывает двух типов: классическая, государственная, аполлоническая; и подлинная, посвященная Музе.

При этом нельзя путать подлинного поэта с поэтом романтическим. Слово “Романтизм” было полезным, пока оно обозначало возвращение в европейскую традицию мистического поклонения Женщине - но вскоре замылилось от употребления где ни попадя. Типичный романтик всегда был физически ущербен или болен, привержен наркотикам и меланхолии, неуравновешен критически и похож на подлинного поэта только фатализмом своего отношения к Богине, управляющей его судьбой.

Классический же поэт не выдерживает испытания, потому что он хвастливо заявляет, что он - хозяин своей Музы. Он - лжет.

Не таков истинный поэт. Он в каком-то смысле всегда умирает в честь Богини, которой он поклоняется.

Andy M. Stewart - Brighidin Ban Mo Store

Сознание истинного поэта всегда так мистически настроено, что может породить последовательность слов, которая обретет свою собственную жизнь и сможет много лет - иногда века после физической смерти самого поэта - поражать и действовать на слушателей скрытой в словах магией.

Подлинный поэт видит Музу в женщине, в которую он влюбляется, она становится озарена нездешним светом музы и поэт влюбляется абсолютно. По древней традиции, Белая Богиня вселяется в свою представительницу для этого поэта.

Но через какое-то время способность так любить покидает человека, тем более так, что эта ситуация чрезвычайно неудобна для самой женщины, которая не хочет, чтобы ее принимали за кого-то другого. И тогда - чтобы жить спокойно - поэт отказывается от своего поклонения и переходит в стан классических, аполлонических поэтов, где он может рассчитывать на интеллигентное времяпровождение и твердый заработок; как правило, это происходит между 20 и 30 годами.

Но подлинный, действительно одержимый музой поэт, научается различать между женщиной, в которую для него нисходит Богиня, и самой Богиней.

Он знает, что Богиня пребывает вечно.

Arcadelt - Margor Labourez Les Vignes

Должна ли поэзия быть оригинальной? Даже на это есть две точки зрения.

По меркам классической школы это совершенно необязательно и, может быть, даже вредно. В классической, общепринятой, одобренной худсоветом поэзии признак хорошего поэта - это умение выражать проверенные идеи проверенным методом - просто лучше, чем его соперники.

Другое дело - истинный поэт; этот всегда должен быть оригинален. Ведь он обращается к Музе - не к королю, Верховному Барду не к людям вообще; а Муза - не только Богиня, но и женщина, и обращаться к ней избитыми, заезженными фразами - значит не уважать ни себя, ни Ее - а, значит, быть Ею отвергнутым.

Именно из этих отвергнутых неудачников и складывается школа академических поэтов; именно они и поют заказные хвалы тем, кто им за это платит.

Подлинный поэт даже не знает об существовании мира, в котором живут государственные поэты. Он как летящяя стрела, и этот полет - вся его жизнь. Если Богиня примет его, он исчезает для этого мира; если же отвернется - он не сможет жить без нее.

Поэтому в древнеирландских “Триадах” сказано:

Смеяться над поэтом - смерть;

Любить поэта - смерть;

Быть поэтом - смерть.

Но для подлинного поэта это не имеет ни малейшего значения…

Damian Rice - The Blower’s Daughter

“…и для того человеку дана речь, опаснейшее из имуществ, чтобы он, творя, разрушая, погибая и возвращаясь к вечноживой Госпоже и Матери - свидетельствовал о том, что он есть, о том, что он унаслeдовал от Нее, чему он научился у ее Божественнейшей, Вседержашей Любви.” - так когда-то сказал “Поэт поэтов” Гельдерлин.

А вообще-то слово “поэзия” происходит от греческого “poiesis”, что значит “творение”.

В Библии сказано: “Вначале было слово”. И значит, весь этот мир поэма.

И еще тем же Гельдерлином сказано: “То, что пребывает, устанавливают поэты”.

David Bowie - Sound And Vision

И если вам когда-нибудь захочется спросить - о чем эти стихи, напомню, что сказал один мудрый человек: “Поэзия должна не значить, а быть.”

И она есть.

Вот и слава Богу! Великая, все-таки, это сила: “Правильные слова, поставленные в правильном порядке”. Спасибо вам.

0:00
0:00