Ȧэростат
цикл передач для Радио России

#66 Ирландское Рагу 2

послушать

запись на сайте Радио России

Все люди полны желаний, только я один подобен тому, кто отказался от всего. Все люди полны света. Только я один подобен тому, кто погружен во мрак. Все люди пытливы, только я один равнодушен.

Все гоняются за новым; один я с удовольствием перебираю старые сокровища и любуюсь неповторимыми узорами. А иногда - наоборот.

Мы недавно говорили, вслед за Вольтером, о том, как полезно доставать сокровища из недр чужих культур и обогащать ими нашу Родину. Посмотрим же, что сегодня припасли нам недра. Недра, что вы нам припасли сегодня?

  • Новый сингл.

  • Чей новый сингл?

  • Трио Muse. Supermassive Black Hole!!!

Muse - Supermassive Black Hole

Сколько замечательного шума извлекают ребята втроем,  приняв близко к сердцу слова Карла Маркса: “Без ограничения сферы деятельности нельзя совершить ничего замечательного”.

А поскольку у нас сегодня ирландское рагу и игра без правил, столь мною любимая, то я поставлю я вам еще одно трио.

Динозавры прогрессивного рока, с антикварным персидским ковром (чтобы басиста не било током), многотонной ударной установкой и втыканием ножей в клавиши Хаммонда - конечно, это - Emerson, Lake & Palmer. Но те, кто издеваваются над их эксцессами, всегда упускали из вида, что голос Грега Лэйка (Greg Lake) иногда служил проводником божественного величия, а Keith Emerson был, скорее всего,  лучшим пианистом XX-го века и - вдобавок - гениальным композитором. Именно тот случай, когда “кадры решают все”. Не стесняясь парадоксов, сложим вместе эти противоположные мнения и получим неизменно приводящую в отличное настроение  песню про Джереми Бендера.

Emerson, Lake & Palmer - Jeremy Bender

Некто сказал : “Чудо - не в том, что нарушаются законы природы, а в том, что эти законы вообще существуют”. Если посмотреть вокруг непредвзятым глазом - как если бы вы только что прилетели из космоса или просидели 40 лет в помещении без окон - вы без труда заметите, что окружающая нас действительность прекрасна. Деревья, небо, облака - мы так к ним привыкли, что не замечаем их невероятной и постоянно меняющейся красоты.

Да, законы природы существуют - воистину чудесные законы - и, поскольку вселенная является музыкой, как мы недавно установили - эти законы могут быть переложены в ноты. И возникает чудо второго порядка - человеческая музыка. Как это называют - богосотворчество.

Вот, как у Габриэля Форе, великого и усатого гражданина Франции, лучшего мастера классической песни. Всю жизнь он мучался безденежьем, курил как паровоз - зато под конец жизни удостоился редкой для композитора награды - ордена Почетного Легиона. Форе, как добрая бабушка, перевел музыку за ручку из безмятежного XIX-го века в современность… Всегда радостно погреться под солнцем этой безмятежной и счастливой музыки.

Gabriel Faure - Berceuse from “Dolly”

А вот - совсем другая опера. Конец 80-х годов XX-го века. Рок - давно уже музейный экспонат, и все только и мечтают, чтобы этот труп наконец оказался в бетонном - наподобие чернобыльского - саркофаге и прекратил свои непристойные судороги. Происходит, на самом деле, происходит, совсем другая музыка - отчаянные головы на последние безработные пенсы добрались до тихих заводей Ибицы - и обнаружили там новый источник солнечной энергии - музыку транса в сочетании с витамином Е.

Это больше, чем музыка - это революция сознания, это таяние общественного ледника. Безумие немедленно охватывает весь мир, массовые рэйвы по несколько десятков тысяч человек каждую неделю проводятся в никому доселе ненужных сельских местностях, у человечества снова есть будущее. И пока ошалевшие читатели газет не знают - то ли им немедленно менять джинсы на рваные майки со смайликами, розовые клеши и банданы, то ли прятаться в бомбоубежища, а гангстеры с полицией, как тигровые акулы, обгладывают этот феномен с обоих сторон, совсем сьехавшие крышей ребята в скудном индустриальном Манчестере выделывали на проваливающихся танцполах такое, что впору было вызывать санитаров.

Постепенно их рукомашие и дрыгоножие начало смещаться все ближе к сцене и как-то незаметно их веселая компания начала сама производить музыкальные звуки, назвалась Happy Mondays и в одночасье  стала мегазвездами новой музыки.

Переизбыток витаминов довольно быстро их развалил - но их фронтмен, негасимое чудовище Shaun Ryder мгновенно собрал новый коллектив - Black Grape - и продолжил свой радостный шум. И с мягким юмором назвал первый альбом Black Grape: “Как прекрасно быть трезвым!”

Black Grape - In The Name Of The Father

Иногда мне начинает казаться, что наша передача идет как-то уж слишком прилично, предсказуемо. Это значит - время ставить Фрэнка Заппу. Матерый человечище: ноты в простоте не сыграет! Не о нем ли говаривал Конфуций: “Достойный человек не идет по следам других людей.”

В детстве Фрэнка однажды угораздило услышать пластинку великого авангардиста Эдгара Варезе (Edgard Varèse), известного своими словами: “Современный композитор отказывается умирать!”. Потрясенный тем, что один человек может произвести столько шума, юный Фрэнк никогда более не вернулся  на стезю нормальности - и стал, в свою очередь, один из достойнейших композиторов XX-го века.

Frank Zappa - The Legend Of The Golden Arches

Ну, а чтобы поправить фен-шуй радиоэфира, древние мастера всегда рекомендовали ставить что-нибудь из классического Роя Орбисона.

Roy Orbison - Pretty One

А теперь поставлю вам одну песенку, которая ни в какие ворота не лезет, но история ее поучительна. Двадцать с лишним лет тому назад певец группы Boomtown Rats Bob Geldof, увидев по телевизору страдания африканского народа, решил устроить большой фестиваль, сборы от которого пойдут голодающим Африки. Получился знаменитый Live-Aid. Сборы, правда, до Африки не особо дошли, но за гуманистическую инициативу Гелдов оказался осыпан всеми возможными почестями, включая рыцарское звание, Нобелевскую премию и друзья стали обращаться к нему не иначе, чем “Сэр Боб”.

Неудивительно, что в итоге все это его сильно задолбало. И как панк и ирландец, он откликнулся на вызывающее поведение общества песней с декларативным названием “Великая Песнь Безразличия”. С бессмертной строкой - “Я могу наблюдать, как вымирают целые нации, это меня не колышет”.

Понятно, как достали беднягу. К чести его надо сказать, что своей миротворческой миссии он до сих пор так и не забросил. И такой в нем самом и в этой песне шарм, что просто невозможно ею с вами не поделиться.

Bob Geldov - The Great Song Of Indifference

А теперь, как говаривал Плотник в поэме Льюиса Кэррола, поговорим о телевидении.

Антенна Селезнева, известный ТВ-диктор,

Сьела одного штатского по имени Виктор,

Но это сошло ей с рук

Потому что до нее этого мужчину сьело трое ее подруг;

А подруги - это те, кто носят бижутерию,

И при каждом удобном случае

Перегрызают тебе сонную артерию.

Так и живут в этом бренном мире,

Особенно - в прямом эфире.

Или - “Видео Убило Радио-Звезду”.

The Buggles - Video Killed A Radio Star

Очень непочтительную песню спела нам группа Buggles. Вскоре после этой песни, кстати, клавишник группы, Trevor Horn станет продюсером с мировым именем, сделает звук известным эстетам Frankie Goes To Hollywood, а потом и вовсе оснует первый коллектив сэмпл-террористов Art Of Noise.

Вся эта веселая музычка замечательно служит одной цели - настраивает на энергичный и положительный лад. До тех пор пока не зазвучит что-то, от чего прекращаешь любую деятельность и просто слушаешь - а душа вдыхает это, неведомо откуда взявшееся дуновение истины. Как говорил Бетховен - “Музыка - это откровение более высокое, чем мудрость и философия”.

Ведь все мы всегда радостно живем иллюзией, что завтра наступит новый день и новый мир, где, наконец-то, все будет, как оно и должно быть. А когда он наступает, мы даже этого не замечаем, потому что “сегодня - тот же день, что был вчера”. А все потому, что настоящий новый мир всегда находился и находится в самой глубине нашей собственной души - и он вне времени, и поэтому одновременно вечен и вечно нов. И так радостно услышать иногда голос, который напоминает нам о вечности в нашей собственной душе.

Kate Rusby - The Daughter Of Megan

Поклонник хард-рока, любитель Pink Floyd и Deep Purple,  Михаил Юрьевич Лермонтов часто скорбел: “Вот были люди в наше время… Не то, что нынешнее племя”.

Я же, напротив, уважая старину, люблю порадоваться и нынешнему племени. Вот, к примеру, еще пока что неизвестный шотландский коллектив The Crimea, а по нашему - попросту “Крым”.

Если у нее синяк, я тоже хочу синяк.

Если у нее заноза, я тоже хочу занозу.

Если ее арестуют, я тоже хочу под арест.

Когда она спотыкается - я падаю.

И так мы идем по улицам,

Как будто выиграли лотерею, наевшись  кислоты,

И все, что она говорит, я все равно уже подумал

Знакомо, правда? Воистину, “только ею, только любовью, держится и движется Жизнь!”

The Crimea - Lottery Winners On Acid

Блажен, кто смолоду был молод,

Блажен, кто вовремя созрел

Александр Сергеевич, как нельзя более точно оценил разницу между тургеневской эйфорией крымчан из Шотландии и нашей следующей песней.

Один мудрый и святой человек сказал:

Покой обретаешь,

Когда ничего не ожидаешь

От мира,

А только отдаешь, отдаешь и отдаешь

Безоговорочно

То, что имеешь и чем являешься

Crowded House - Distant Sun

0:00
0:00